Серия А, «Альберто Пикко»
Специя 2-0 Милан
13 февраля 2021
Лига Европы, «Райко Митич»
Црвена Звезда 2-2 Милан
18 февраля 2021
Серия А, «Сан-Сиро»
Милан 0-3 Интер
21 февраля 2021
Лига Европы, «Сан-Сиро»
Милан — Црвена Звезда
25 февраля 2021, 23:00 МСК
Серия А, «Олимпико»
Рома — Милан
28 февраля 2021, 22:45 МСК
новости обсуждение превью Live
Серия А, «Сан-Сиро»
Милан — Удинезе
3 марта 2021, 23:00 МСК
новости обсуждение превью Live
Лента новостей ФК Милан

Паоло Таведжа: «Правда о тумане в Белграде и выключенном свете в Марселе»

20 апреля 2020, 23:40
1306
Источник: milannews.it

Паоло Таведжа, бывший организационный директор «Милана» (1986-1993), дал интервью Milannews.

– Какие истории из вашей работы в «Милане» вам вспоминать приятнее всего?

«Победы в Кубке чемпионов, конечно, незабываемы. Есть одно прекрасное воспоминание – 5:0 с «Реалом». Накануне наш вратарь Джованни Галли подошел ко мне: «В Мадриде, когда я разбегался, чтобы выбить мяч, Санчес подбегал и плевал мне в лицо». Перед матчем я перекинулся парой слов с арбитром, рассказал ему о словах Галли и попросил обратить внимание на Санчеса. Думаю, неслучайно испанец получил желтую карточку уже на третьей минуте. В конце матча Шустер, в истерике из-за унижения «Реала», кричал мне, что мы заплатили арбитру. Я ответил: «Если бы мы это сделали, то победили бы не 5:0. Мы не такие, как ваше руководство, которое много раз платило судьям».

– В том же сезоне вы в серии пенальти выиграли в Белграде, в 1/8 финала Кубка чемпионов, после того, как матч был перенесен из-за тумана.

«Это история для фильма. На «Сан Сиро» мы сыграли вничью 1:1. Ответный матч против великолепной команды, еще и на «Маракане» – в то время ультрас руководил небезызвестный Аркан. Мы выехали из Милана, Гуллит тоже с нами, хотя и не мог играть из-за травмы. Думаю, в тот вечер, когда случился туман, мы бы не победили, даже играя руками. Не получалось ничего. 0:0 после первого тайма – туман хоть и был, но еще не мешал играть. Вышли на второй тайм и поняли, что не видно уже ничего на расстоянии двух метров. Со скамейки не было видно происходящее на поле. Через пять минут трибуны закричали – мы поняли, что «Црвена Звезда» забила. Рамаччони, наш менеджер, сказал, что уже указал арбитрам на их ошибку, они сделали вид, что ничего не видели. Я спросил у бокового судьи видит ли он что-то, тот попросил меня сесть на место. Но я остался бродить около него, действуя на нервы. В какой-то момент раздался свисток главного арбитра Поли. Матч остановлен. Мы ушли с поля, а судья объяснил мне, что нужно подождать 45 минут – возможно, туман пройдет.

Я не пошел в раздевалку, остался курить как сумасшедший, чтобы справиться с напряжением. Я не хотел, чтобы туман исчез. Дымил, чтобы он стал еще больше. Зашел в раздевалку – оказалось, несколько игроков уже в душе. Пришлось устроить сцену – стучать в дверь комнаты судей и на ломаном английском спрашивать, остановлен матч или перенесен. Ответ я получил тот же, что и раньше. Я продолжал играть – заявил, что моей карьере конец, что я неправильно понял арбитра и игроки уже в душе. Поли открыл дверь, посмотрел на меня и сказал: «Играем завтра в 15:00». Я никому не рассказывал, что произошло. Поделился только с Рамаччони через 20 лет. Я вернулся в раздевалку и сказал команде, что матч перенесли.

Мы поехали в отель, и тут возникла проблема – нужно было как-то разместить несколько сотен болельщиков, у которых не было денег, чтобы остаться еще на день. «Милан» оплатил их пребывание в Белграде. Потом представитель УЕФА сообщил, что Анчелотти и Вирдис не смогут сыграть – Карло получил желтую карточку и должен пропустить матч из-за дисквалификации, а Вирдиса удалили. Нужно было поставить на ноги Гуллита, но тот потребовал, чтобы приехал его физиотерапевт Тед Трост. Мы отправили частный самолет Fininvest из Милана в Амстердам, чтобы привезти Троста в Белград. Гуллит потренировался, бегая в коридоре отеля, и вышел вместо Донадони, который чуть не умер в первом матче. Он столкнулся с соперником, проглотил язык, начал задыхаться – доктор Монти спас Роберто.

Накануне матча я вернулся в отель около часа ночи, не мог уснуть, поэтому пошел гулять с Гвидо Сузини, нашим пресс-секретарем. Мы спросили на рецепции, какое лучшее ночное заведение Белграда, и отправились туда. Я был уверен, что скоро там появится и арбитр. Через полчаса из белого Мерседеса вышли Поли, боковой судья и несколько девушек. А также представители «Црвены Звезды». Поли увидел меня, мы обменялись взглядами, я дал ему понять, что вижу, что происходит.

Матч закончился ничьей 1:1 – серия пенальти. И вот еще одна история: четвертым должен был бить Каппеллини, который вышел в овертайме. Он был в списке, который дали арбитру, 17-летнему парню не хватило смелости сказать Сакки, что он не готов. Но партнеры поняли это, и бить пошел Райкард. Поли удивительным образом ничего не сказал – Франк забил, и мы прошли дальше. «Я не хотел бить, но карьера Каппеллини подошла бы к концу, если бы он промахнулся. А я бы остался Франком Райкардом», – рассказал он мне потом».

– Давайте вспомним историю, о которой вы хотели бы забыть.

«1991-й год, матч с «Марселем», когда выключился свет. Это длинный рассказ, но он того стоит. Никому раньше не хватало смелости рассказать, что на самом деле произошло. Ответственность лежала на всех, хотя представители «Марселя» и схитрили. В Милане мы сыграли 1:1, ответный матч должен был пройти на «Велодроме». «Марсель» был важным клубом, их президент Тапи был также президентом Adidas, одного из спонсоров УЕФА. Такой себе французский Берлускони. За несколько дней до матча мне позвонил директор «Баварии» Ули Хенесс, с которым у меня были отличные отношения: «Я скажу это тебе только потому, что мы друзья. Мне звонил Беккенбауэр (директор «Марселя»), они кое-что готовят для «Милана». Существует опасность, что еда в отеле будет отравлена.

Я занимался логистикой и решил поселить команду в другой гостинице, сказал об этом только Галлиани. Даже футболисты и водитель не знали об изменениях. Через 15 минут после заселения Мальдини сказал, что его жена звонит в отель и не может найти его – у нее ведь был номер той гостиницы, где мы должны были жить.

Вечером мы поехали на тренировку и обнаружили, что стадион закрыт. Его удалось открыть, но пропали мячи. А в канаве около поля работали какие-то люди. Мы потренировались без мячей.

Вечер матча. «Марсель» выигрывал 1:0, до конца оставалось три минуты. Уоддл выбил мяч подальше, арбитр Бо Карлссон свистнул и сделал жест руками, который мог означать, что игра завершена. Игроки «Марселя» начали праздновать, мы тоже подумали, что это был финальный свисток. Честно говоря, я не смотрел на часы, ведь на поле начали выходить люди, которые хотели получить фотографии и автографы. Рамаччони посмотрел на меня и сказал, что матч еще не закончился – нужно идти к арбитру. Карлссон оказался в курсе, но продолжать уже было невозможно. Футболисты менялись футболками, болельщики праздновали. И тут потух один из четырех прожекторов. Карлссон сказал мне, что команды должны пойти в раздевалки, освободить поле, а потом матч будет завершен.

Но мы не могли пойти в раздевалку – дверь с поля была закрыта. И вот мы стоим, а вокруг весь стадион сходит с ума. Cвет вернулся, арбитр сказал, что нужно играть. На видео видно, как мы разговариваем с Беккенбауэром – я так и не сказал ему, что знал про их задумки, а Гуллит надевает футболку. Тут на поле вышел Галлиани – и это была ошибка.

Он сказал, что играть небезопасно, что нужно покинуть поле. Тут же открылась дверь в раздевалку, и большая часть команды ушла. С трибун спустился адвокат Кантамесса, сказал мне не пускать никуда игроков, но было уже поздно. Карлссон хотел возобновить игру, но на поле были только футболисты «Марселя». Матч закончился. Галлиани в раздевалке рассказывал, что это был единственный способ спастись, было небезопасно. Мы с Кантамессой говорили ему, что нас дисквалифицируют. Он нервничал: «Если вы работаете на «Марсель», то ваше место в другой раздевалке». Я пошел к представителю УЕФА, чтобы узнать, какие у нас варианты. Он сказал, что матч транслировали в прямом эфире на весь мир, ничего уже не изменишь.

Я всякое читал о том вечере. Точно могу заверить всех – Берлускони не звонил нам и не говорил уйти с поля. Нам засчитали техническое поражение 0:3, клуб дисквалифицировали из еврокубков на год. Я потом сказал представителям УЕФА: «Дисквалификация, пожалуй, справедлива, но арбитр – соотечественник президента УЕФА – сказал мне, что мы сначала должны уйти в раздевалки, а потом уже вернуться на поле».

Люди, которые работали на стадионе во время нашей тренировки, устанавливали фейерверки в честь победы «Марселя». А свет выключил работник стадиона – он думал, что матч завершен и пора запускать салют».

Понравился материал? Поделитесь ссылкой с друзьями!
Смотрите также
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.